Preview

ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология

Расширенный поиск

Совершенствование организации медицинской реабилитации в системе здравоохранения: анализ ситуации

https://doi.org/10.17749/2070-4909/farmakoekonomika.2022.140

Полный текст:

Аннотация

Цель: оценить эффективность изменений в нормативной базе, регулирующих медицинскую реабилитацию (МР) в Российской Федерации.

Материал и методы. Проанализированы Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 31 июля 2020 г. № 788н «Об утверждении порядка организации медицинской реабилитации взрослых», действующий с 1 января 2021 г., и вынесенный на общественное обсуждение проект документа о внесении в него изменений. Изменения, предлагающиеся в проекте, сопоставлены с текстом оригинального документа. Также проанализированы другие документы, составляющие нормативную базу организации МР.

Результаты. В Приказе № 788н сформулирована этапность МР, предусмотрены формирование и реализация индивидуального плана МР мультидисциплинарной реабилитационной командой на основе оценки по шкале реабилитационной маршрутизации. Внесены штатные нормативы профильных амбулаторных и стационарных отделений различных видов заболеваний, стандарты оснащения кабинетов, порядок организации дневного стационара, правила работы центров МР. В проекте изменений предлагаются вариант использования существующих вспомогательных подразделений медорганизаций первой и второй групп для организации МР, ограничения второго этапа МР в стационарных условиях, что теперь возможно только для больных, которые нуждаются в круглосуточном наблюдении.

Заключение. Предлагаемые изменения носят эволюционный характер. Многие пробелы в нормативной базе МР остаются нерешенными. Необходимо совершенствование государственной политики в области МР и проведение дальнейших клинических исследований ее преимуществ.

Для цитирования:


Блинов Д.В., Солопова А.Г., Санджиева Л.Н., Ачкасов Е.Е., Корабельников Д.И., Ампилогова Д.М., Хлопкова С.В. Совершенствование организации медицинской реабилитации в системе здравоохранения: анализ ситуации. ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. 2022;15(2):237-249. https://doi.org/10.17749/2070-4909/farmakoekonomika.2022.140

For citation:


Blinov D.V., Solopova A.G., Sandzhieva L.N., Achkasov E.E., Korabelnikov D.I., Ampilogova D.M., Khlopkova S.M. Strengthening medical rehabilitation services in health system: a situation analysis. FARMAKOEKONOMIKA. Modern Pharmacoeconomics and Pharmacoepidemiology. 2022;15(2):237-249. (In Russ.) https://doi.org/10.17749/2070-4909/farmakoekonomika.2022.140

ВВЕДЕНИЕ / INTRODUCTION

Медицинская реабилитация (МР) с течением времени приобретает все большую значимость, поскольку растет доказательная база, подтверждающая ее роль в контроле как инфекционных (включая COVID-19), так и хронических неинфекционных заболеваний, в т.ч. неврологических расстройств (инсульт, болезнь Альцгеймера и т.п.) и злокачественных опухолей [1–4].

Медицинская реабилитация – это комплекс мероприятий медицинского и психологического характера, направленных на полное или частичное восстановление нарушенных и (или) компенсацию утраченных функций пораженного органа либо системы организма, поддержание функций организма во время завершения остро развившегося патологического процесса или обострения хронического патологического процесса, а также предупреждение, раннюю диагностику и коррекцию возможных нарушений функций поврежденных органов либо систем организма, предупреждение и снижение степени возможной инвалидности, улучшение качества жизни, сохранение работоспособности пациента и его социальную интеграцию в общество [5][6].

Несмотря на растущий объем хорошо спланированных исследований, подтверждающих с точки зрения доказательной медицины эффективность персонализированных программ комплексной реабилитации при ведении пациентов с различными нозологиями (включая онкологические заболевания репродуктивной сферы и др.), доступ к ней в Российской Федерации (РФ) остается затрудненным вследствие как несовершенства нормативной базы, так и отсутствия страхового покрытия таких программ.

В последние два года произошли изменения в нормативной базе МР, что, по-видимому, отчасти вызвано необходимостью наладить реабилитацию пациентов в постковидном периоде. Поэтому большой практический интерес представляет анализ существующей нормативной базы и предлагаемых изменений, вступающих в силу в текущем году.

Цель – оценить эффективность изменений в нормативной базе, регулирующих медицинскую реабилитацию в Российской Федерации.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ / MATERIAL AND METHODS

Проанализированы Приказ Министерства здравоохранения РФ от 31 июля 2020 г. № 788н «Об утверждении порядка организации медицинской реабилитации взрослых» (в редакции от 31 июля 2020 г.), зарегистрированный в Минюсте России 25 сентября 2020 г. (№ 60039) и действующий с 1 января 2021 г. [6], а также Приказ Министерства здравоохранения РФ от 23 октября 2019 г. № 878н «Об утверждении порядка организации медицинской реабилитации детей», зарегистрированный в Минюсте России 23 декабря 2019 г. (№ 56954) и действующий с 1 января 2021 г. [7]. Документы размещены в справочно-правовой системе «Контур Норматив» (СКБ Контур, Россия).

Кроме того, проанализирован проект документа о внесении изменений в Приказ № 788н, представленный на общественное обсуждение на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ФППНПА) 28 апреля 2022 г. [8]. Изменения, предлагающиеся в проекте, сопоставлены с текстом действующего Приказа № 788н.

В контексте работы также были рассмотрены Конституция РФ (ст. 41) [9], Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ст. 19, 40) [5], Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (ст. 16) [10], размещенные в Справочной правовой системе «КонсультантПлюс» (ЗАО «Консультант Плюс», Россия).

Поиск рецензируемых первоисточников по теме выполняли в базах данных eLibrary (Россия), Google Scholar (США), PubMed/ MEDLINE (США), нерецензируемых – в поисковой системе Yandex (Нидерланды) и социальных медиа (Telegram). Индексируемые в Yandex первоисточники в социальных медиа Facebook и Instagram, принадлежащих компании Meta (США), которая признана в России экстремистской организацией и запрещена, были исключены из анализа.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ / RESULTS AND DISCUSSION

Базовый принцип права на реабилитацию, закрепленный в ст. 52, 54 Конституции РФ, в части восстановления нарушенных прав, свобод, чести, достоинства и доброго имени не рассматривается в рамках данной работы. Мы сосредоточены исключительно на медицинской реабилитации, которая хотя и не поименована, но право на нее закреплено в ст. 41 Конституции РФ, согласно которой «каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь» [9]. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. В РФ финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения, принимаются меры по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения, поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию. Медицинская реабилитация как раз является составляющей направления укрепления здоровья человека.

Медицинская реабилитация поименована в ст. 19 ФЗ № 323 [5]: «Пациент имеет право на: …профилактику, диагностику, лечение, медицинскую реабилитацию в медицинских организациях в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям». В редакции от 6 марта 2019 г. также особо обозначено, что пациент имеет право на «облегчение боли, связанной с заболеванием, состоянием и (или) медицинским вмешательством, методами и лекарственными препаратами». Использование методов реабилитации для облегчения боли подпадает под данное определение. Однако получение лечебного питания ограничено случаями нахождения пациента на лечении в стационарных условиях. Таким образом, нутрициальная поддержка амбулаторных пациентов, которые составляют большинство на этапе реабилитации, находится вне рамок данного закона. Также медицинской реабилитации и санаторно-курортному лечению посвящена ст. 40 ФЗ № 323. Здесь приводится определение медицинской реабилитации, а также указано, что она должна осуществляться в медицинских организациях. В редакции от 25 ноября 2013 г. к медицинской реабилитации отнесено и санаторно-курортное лечение, осуществляемое медицинскими (санаторно-курортными) организациями.

Вместе с тем в ст. 16 ФЗ № 326 реабилитация не поименована, что сужает возможность использовать данный закон применительно к восстановительной медицине [10]. В нем закреплено право застрахованных лиц на бесплатное оказание им медицинской помощи медицинскими организациями, но всегда ли медицинская реабилитация является медицинской помощью – остается предметом для дискуссии. В ст. 40 ФЗ № 323 декларируется, что санаторно курортное лечение включает в себя медицинскую помощь, но оно являет собой только часть медицинской реабилитации.

Исходя из этого можно заключить, что в государственном регулировании медицинской реабилитации было сохранено довольно много пробелов и неопределенностей. Наряду с этим трендом последних десятилетий является снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни и среднего возраста популяции. В частности, успехи в выхаживании глубоко недоношенных детей, ранней выявляемости и лечении ряда хронических неинфекционных заболеваний, включая сосудистые катастрофы и злокачественные опухоли у взрослых, привели к снижению смертности в данных группах больных. Однако другой стороной медали является прогрессивное увеличение количества пациентов, нуждающихся в реабилитации и ежедневном уходе. Наконец, геополитические события 2022 г. ведут к росту нуждающихся в реабилитации пострадавших при ведении военных действий. Таким образом, становится очевидна растущая потребность в реабилитации. Между тем вследствие пробелов в законодательных и регуляторных документах существуют сложности в маршрутизации, включая критерии перевода на этапы медицинской реабилитации и ее сроки.

Улучшению ситуации способствовало принятие взамен утратившего силу Приказа Министерства здравоохранения РФ от 29 декабря 2012 г. № 1705н «О порядке организации медицинской реабилитации» Приказов №№ 788н и 878н [6][7], установивших правила организации медицинской реабилитации в РФ с 1 января 2021 г. В Приказе № 788н предусмотрено, что медицинская реабилитация осуществляется в три этапа медицинскими организациями или иными организациями, имеющими лицензию на медицинскую деятельность с указанием работ (услуг) по медицинской реабилитации, амбулаторно, стационарно или в дневном стационаре на основе клинических рекомендаций и с учетом стандартов медицинской помощи. Важным уточнением является расширение положений ФЗ № 323: в соответствии с Приказом № 788н иные организации, кроме медицинских, могут заниматься реабилитацией. Это изменение, безусловно, является более прогрессивным и соответствующим реальности, когда в МР вовлечены психологические, социальные и иные службы [11].

Первый этап – острейший (до 72 ч) и острый периоды течения заболевания. На данном этапе реабилитация должна оказываться в скоропомощных стационарах, отделениях реанимации и интенсивной терапии и профильных отделениях. Реабилитационные мероприятия оказываются при неотложных состояниях, состояниях после оперативных вмешательств (в раннем послеоперационном периоде), хронических критических состояниях и осуществляются ежедневно, продолжительностью не менее 1 ч, но не более 3 ч.

Вторым этапом являются ранний, поздний периоды реабилитации пациентов, нуждающихся в круглосуточном наблюдении специалистами в условиях стационара. Мероприятия по МР на втором этапе должны быть начаты в острый и ранний восстановительный периоды течения заболевания или травмы и период остаточных явлений течения заболевания и осуществляться ежедневно, продолжительностью не менее 3 ч.

Третий этап – ранний, поздний периоды реабилитации независимых в самообслуживании пациентов при самостоятельном (или с дополнительными средствами опоры) перемещении в амбулаторно-поликлинических учреждениях, санаториях или в условиях дневного стационара, а также на дому с участием выездной бригады специалистов. Мероприятия по МР на третьем этапе осуществляются не реже, чем один раз каждые 48 ч, продолжительностью не менее 3 ч.

Медицинская реабилитация на всех этапах осуществляется мультидисциплинарной реабилитационной командой (МДРК) под руководством врача по физической и реабилитационной медицине или врача по медицинской реабилитации. В функции МДРК входит оценка по шкале реабилитационной маршрутизации (ШРМ), формирование и реализация индивидуального плана медицинской реабилитации (ИПМР) с оценкой эффективности реализованных в рамках ИПМР реабилитационных мероприятий. ШРМ применяется для определения индивидуальной маршрутизации пациента при реализации мероприятий по МР (табл. 1).

Таблица 1. Шкала реабилитационной маршрутизации (ШРМ) (адаптировано из [6])
Table 1. Rehabilitation Routing Scale (RRS) (adapted from [6])




Примечание. ВАШ – визуальная аналоговая шкала; ТШМ – тест шестиминутной ходьбы; ВЭМ – велоэргометрия; СЭМ – спироэргометрия.
Note. VAS – Visual Analog Scale; 6MWT – 6-minute walk test; BEM – bicycle ergometry; SEM – spiroergometry; ICU – intensive care unit.

При оценке 0–1 балл по шкале ШРМ пациент не нуждается в реабилитации (показана только вторичная профилактика), при оценке 2–3 балла показан курс лечения в условиях отделения медицинской реабилитации 3-го этапа (дневной стационар), а при 4–6 баллах – курс лечения в условиях специализированного отделения медицинской реабилитации 2-го этапа (отделение круглосуточного пребывания / курс выездной реабилитации в домашних условиях / консультация в телемедицинском режиме) (рис. 1).

Рисунок 1. Маршрутизация пациентов на этапах медицинской реабилитации (адаптировано из [12]).
ШРМ – шкала реабилитационной маршрутизации
Figure 1. Routing of patients at the stages of medical rehabilitation (adapted from [12])
RRS – Rehabilitation Routing Scale

Также в Приказ № 788н внесены штатные нормативы профильных амбулаторных и стационарных отделений различных видов заболеваний (патологии центральной нервной системы, костно-мышечной системы, другие соматические болезни), стандарты оснащения кабинетов, порядок организации дневного стационара, правила работы центров МР [6].

Изменениями в Приказ № 788н, вынесенными на общественное обсуждение 28 апреля 2022 г., предпринята попытка дальнейшей детализации подхода к маршрутизации пациентов на медицинскую реабилитацию на всех этапах [8].

Так, предлагается добавить возможность использования существующих вспомогательных подразделений медорганизаций первой и второй групп для организации МР без образования отделения медицинской реабилитации (табл. 2).

Таблица 2. Сопоставление положений Приказа Минздрава России от 31 июля 2020 г. № 788н и Проекта изменений в Приказ Минздрава России от 31 июля 2020 г. № 788н (различия выделены курсивом)
Table 2. Comparison of the Order of the Ministry of Health of the Russian Federation of July 31, 2020 No. 788n and the Project of amendments to the Order of the Ministry of Health of the Russian Federation of July 31, 2020 No. 788n (the differences are in italic)



Примечание. МР – медицинская реабилитация; МО – медицинские организации; СКО – санаторно-курортные организации; МСП – медико-санитарная помощь; ШРМ – шкала реабилитационной маршрутизации; МДРК – мультидисциплинарная реабилитационная команда.
Note. MR – medical rehabilitation; MI – medical institutions, SRF – sanatorium-resort facilities; MSC – medical sanitary care; RRS – Rehabilitation Routing Scale; MDRT – multidisciplinary rehabilitation team.

Также в проект внесены изменения, согласно которым допускается, что второй этап медицинской реабилитации при оказании специализированной, в т.ч. высокотехнологичной, медпомощи может осуществляться в стационарных условиях, – но теперь только для тех пациентов, которым требуется круглосуточное наблюдение, что выглядит серьезным ограничением в доступе к МР пациентов, не нуждающихся в круглосуточном наблюдении.

В проект изменений добавлен п. 31 «коечная мощность, оснащение и рекомендуемые штатные нормативы федеральных медицинских организаций осуществляются с учетом научной деятельности и достижений фундаментальной и клинической медицины» [8], который не вполне понятно, как интерпретировать. Ведь в п. 6 Приказа № 788н [6] установлено, что «медицинская реабилитация осуществляется на основе клинических рекомендаций и с учетом стандартов медицинской помощи», а научная деятельность по своему роду предполагает инновации, которые закрепляются в клинических рекомендациях постфактум после публикации результатов научных исследований и при условии доказанной эффективности и безопасности, что нередко занимает длительное время. Полагаем, что данный пункт нуждается в уточнении формулировок.

Как в Приказе № 788н [6], так и в проекте изменений [8] остаются неуточненными критерии перевода на различные этапы МР. Четких решений по преодолению сложностей в маршрутизации пациентов также не предложено. Поскольку общественное обсуждение в отношении текста проекта данного нормативного правового акта еще продолжается, выразим надежду, что указанные аспекты будут учтены до вступления изменений в силу, которое намечено на 1 сентября 2022 г.

Если утративший силу Приказ № 1705н регулировал МР всех возрастных групп, включая детскую популяцию, то Приказ № 788н, как и проект о внесении изменений в него, утверждают порядок организации МР только у взрослых [6]. Организация МР у детей регулируется отдельным Приказом № 878н [7]. Следует отметить, что у детей, в отличие от взрослой популяции, МР по-прежнему могут проводить исключительно медицинские организации, имеющие лицензию на осуществление медицинской деятельности. Это в существенной мере ограничивает возможности МР у детей. В Приказе № 878н, как и в порядке организации реабилитации у взрослых, предусмотрены создание междисциплинарной реабилитационной команды и формирование ИПМР. Однако балльная ШРМ здесь не упомянута. В документе применяются так называемые уровни курации – от I (удовлетворительное состояние), до V (крайне тяжелое или тяжелое состояние), которые являются едиными для заболеваний всех органов и систем. Критерии их определения на разных уровнях курации в значительной мере совпадают, давая возможность субъективной трактовки. Предложения о внесении изменений в Приказ № 878н были бы особенно полезны для устранения вышеперечисленных и иных недостатков этого нормативного акта, но в доступных для анализа источниках отсутствует информация об их подготовке. Следует полагать, что в данном направлении необходимы срочные действия со стороны регуляторных органов РФ.

Общественные обсуждения похожих проектов нормативных правовых актов ранее проходили с вовлечением экспертов в области медицинского права и здравоохранения как в рецензируемых журналах, так и в социальных медиа, что было зафиксировано в одной из наших прежних публикаций [13]. Однако в настоящее время поиск экспертных мнений практически не дал результата: так, в социальной сети Telegram насчитывается 8 каналов, посвященных медицинской реабилитации, но ни в одном из них мнений по данному проекту идентифицировано не было. Возможно, здесь играют роль как недостатки интегрированного в оставшихся доступными для анализа социальных медиа поиска с отсутствием группировки, фильтра результатов по классифицированным по тематическим группам сообществам, так и наложенные ограничения на просмотр проекта изменений на ФППНПА, который доступен только с IP-адресов, относящихся к РФ.

Закономерно, что в последнее время большинство научных исследований в сфере реабилитации были сосредоточены на реабилитации пациентов с COVID-19 и постковидным синдромом. В программу Федерального фонда обязательного медицинского страхования включена отдельная клинико-статистическая группа по медицинской реабилитации пациентов, перенесших COVID-19, с учетом сложности и затратоемкости оказываемой специализированной реабилитационной помощи [14]. Продолжающиеся исследования эффективности медицинской и социальной реабилитации позволят использовать данный подход и для других направлений [15–17]. Особую роль играет «пререабилитация», включающая оказание необходимой психологической и специализированной медицинской помощи пациенту в период от момента постановки диагноза до начала терапии. Своевременное осуществление мероприятий по реабилитации способствует уменьшению количества повторных госпитализаций, в т.ч. обусловленных ятрогенией, например побочными явлениями химиотерапии и радикальных хирургических вмешательств у онкологических больных.

Реабилитация как часть стандартной лечебной тактики способна уменьшить фармакоэкономический ущерб для системы здравоохранения [18]. Однако в РФ восстановительные мероприятия еще не внедрены на официальном уровне в системе здравоохранения. Кроме несовершенства нормативной базы, на чем сделан акцент в данной работе, этому препятствует ряд иных проблем, в т.ч. нехватка медицинских учреждений, недостаточное количество паллиативных коек и коек сестринского ухода, перегруженность профильных врачей, недостаток образовательных инициатив и государственного финансирования [12, 18–21]. Улучшению ситуации должны способствовать дальнейшее укрепление государственной политики в области реабилитации, совершенствование подготовки специалистов по реабилитации и восстановительной медицине, создание национальных программ реабилитации пациентов с неинфекционными хроническими заболеваниями.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ / CONCLUSION

Анализ показал, что проект изменений в Приказ Министерства здравоохранения РФ от 31 июля 2020 г. № 788н не предполагает существенных изменений в регулировании медицинской реабилитации в Российской Федерации – предлагаемые изменения сводятся к эволюционным и косметическим. Сохраняется потребность в изменениях нормативной базы организации МР у детей. Нормативную базу МР следует продолжать расширять, чтобы устранить существующие пробелы и возможности неоднозначного толкования нормативных актов. Необходимо дальнейшее совершенствование государственной политики в области МР и улучшение ее финансирования. Эти меры позволят снизить бремя неинфекционных заболеваний и уменьшить нагрузку на систему здравоохранения.

Список литературы

1. Johansen C. Rehabilitation of cancer patients – research perspectives. Acta Oncol. 2007; 46 (4): 441–5. https://doi.org/10.1080/02841860701316057.

2. Brueggen K., Kasper E., Ochmann S., et al. Cognitive rehabilitation in Alzheimer's disease: a controlled intervention trial. J Alzheimers Dis. 2017; 57 (4): 1315–24. https://doi.org/10.3233/JAD-160771.

3. Солопова А.Г., Блинов Д.В., Бегович Ё. и др. Неврологические расстройства после гистерэктомии: от патогенеза к клинике. Эпилепсия и пароксизмальные состояния. 2022; 14 (1): 54–64. https://doi.org/10.17749/2077-8333/epi.par.con.2022.115.

4. Власина А.Ю., Идрисова Л.Э., Солопова А.Г. и др. Реабилитация онкогинекологических больных после противоопухолевой терапии: пути решения. Акушерство, гинекология и репродукция. 2020; 14 (1): 44–55. https://doi.org/10.17749/2313-7347.2020.14.1.44-55.

5. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/ (дата обращения 04.05.2022).

6. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 31.07.2020 № 788н «Об утверждении Порядка организации медицинской реабилитации взрослых». URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=372352& (дата обращения 04.05.2022).

7. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 23.10.2019 № 878н «Об утверждении Порядка организации медицинской реабилитации детей». URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=351596& (дата обращения 04.05.2022).

8. О внесении изменений в приказ Министерства здравоохранения РФ от 31.07.2020 № 788н «Об утверждении Порядка организации медицинской реабилитации взрослых». URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=127162 (дата обращения 04.05.2022).

9. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения 04.05.2022).

10. Федеральный закон от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_107289/ (дата обращения 04.05.2022).

11. Факультет медицинского права. Новый порядок организации медицинской реабилитации взрослому населению. URL: https://kormed.ru/baza-znaniy/meditsinskaya-deyatelnost/poryadki-okazaniya-meditsinskoy-pomoschi/novyy-poryadok-organizatsii-meditsinskoy-reabilitatsii-vzroslomu-naseleniyu/ (дата обращения 04.05.2022).

12. Сарана А.М. Организация реабилитации для пациентов Санкт-Петербурга. URL: http://zdrav.spb.ru/media/filebrowser/организация_реабилитации_для_пациентов_спб.pdf (дата обращения 04.05.2022).

13. Блинов Д.В., Акарачкова Е.С., Орлова А.С. и др. Новая концепция разработки клинических рекомендаций в России. ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. 2019; 12 (2): 125–44. https://doi.org/10.17749/2070-4909.2019.12.2.125-144.

14. Тер-Акопов Г.Н., Ефименко Н.В., Глухов А.Н., Кайсинова А.С. О разработке программ и новых медицинских технологий санаторно-курортного лечения и медицинской реабилитации в ФГБУ СКФНКЦ ФМБА России. Курортная медицина. 2022; 1: 5–14. https://doi.org/10.51871/2304-0343_2022_1_5.

15. Геворкян Г.А., Ипатова М.В., Маланова Т.Б. Медицинская реабилитация в детской и подростковой гинекологии. Курортная медицина. 2022; 1: 28–35. https://doi.org/10.51871/2304-0343_2022_1_28.

16. Пономаренко Г.Н. Восстановительная медицина: фундаментальные основы и перспективы развития. Физическая и реабилитационная медицина. 2022; 4 (1): 8–20. https://doi.org/10.26211/2658-4522-2022-4-1-8-20.

17. Радуто В.И., Чернякина Т.С., Свинцов А.А. и др. Правовые и организационные аспекты совершенствования института социальной реабилитации инвалидов в Российской Федерации. Физическая и реабилитационная медицина. 2022; 4 (1): 21–34. https://doi.org/10.26211/2658-4522-2022-4-1-21-34.

18. Блинов Д.В., Солопова А.Г., Плутницкий А.Н. и др. Организация здравоохранения в сфере реабилитации пациенток с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы. ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. 2022; 15 (1): 119–30. https://doi.org/10.17749/2070-4909/farmakoekonomika.2022.132.

19. Блбулян Т.А., Солопова А.Г., Иванов А.Е., Куркина Е.И. Влияние послеоперационной реабилитации на качество жизни больных раком вульвы. Акушерство, гинекология и репродукция. 2020; 14 (4): 415–25. https://doi.org/10.17749/2313-7347/ob.gyn.rep.2020.156.

20. Бегович Ё., Солопова А.Г., Бицадзе В.О. и др. Актуальные вопросы этиопатогенеза, лечения и реабилитации эндометриозассоциированного рака. Акушерство, гинекология и репродукция. 2021; 15 (3): 287–94. https://doi.org/10.17749/2313-7347/ob.gyn.rep.2021.206.

21. Блинов Д.В., Акарачкова Е.С., Ампилогова Д.М. и др. Депрессия у женщин в менопаузе: организация междисциплинарного подхода в лечении и перспективы реабилитации. Акушерство, гинекология и репродукция. 2021; 15 (6): 738–54. https://doi.org/10.17749/2313-7347/ob.gyn.rep.2021.280.


Об авторах

Д. В. Блинов
Институт Превентивной и Социальной Медицины; Клинический госпиталь «Лапино» группы компаний «Мать и Дитя»; Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Московский медико-социальный институт им. Ф.П. Гааза»
Россия

Блинов Дмитрий Владиславович – к.м.н., руководитель по научным и медицинским вопросам; врач-невролог; преподаватель кафедры неврологии, психиатрии и наркологии. WoS ResearcherID: J-4946-2017; Scopus Author ID: 7003589812; РИНЦ SPIN-код: 6317-9833

ул. Садовая-Триумфальная, д. 4/10, Москва 127006
1-е Успенское ш., д. 111, Московская обл., Одинцовский р-н, Лапино 143081
ул. 2-я Брестская, д. 5, стр. 1-1а, Москва 123056



А. Г. Солопова
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский университет)
Россия

Солопова Антонина Григорьевна – д.м.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии Клинического института детского здоровья им. Н.Ф. Филатова. WoS ResearcherID: Q-1385-2015; Scopus Author ID: 6505479504; РИНЦ SPIN-код: 5278-0465

ул. Трубецкая, д. 8/2, Москва 119048



Л. Н. Санджиева
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский университет)
Россия

Санджиева Лидия Николаевна – аспирант кафедры акушерства и гинекологии Клинического института детского здоровья им. Н.Ф. Филатова. РИНЦ SPIN-код: 7228-3726

ул. Трубецкая, д. 8/2, Москва 119048



Е. Е. Ачкасов
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский университет)
Россия

Ачкасов Евгений Евгеньевич – д.м.н., профессор, заведующий кафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации Института клинической медицины. РИНЦ SPIN-код: 5291-0906

ул. Трубецкая, д. 8/2, Москва 119048



Д. И. Корабельников
Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Московский медико-социальный институт им. Ф.П. Гааза»
Россия

Корабельников Даниил Иванович – к.м.н., профессор кафедры внутренних болезней с курсами семейной медицины, функциональной диагностики, инфекционных болезней, ректор. WoS ResearcherID: AAG-9623-2020; Scopus Author ID: 7801382184; РИНЦ SPIN-код: 7380-7790

ул. 2-я Брестская, д. 5, стр. 1-1а, Москва 123056



Д. М. Ампилогова
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский университет)
Россия

Ампилогова Диана Михайловна – клинический ординатор кафедры акушерства и гинекологии Института клинической медицины им. Н.В. Склифосовского

ул. Трубецкая, д. 8/2, Москва 119048



С. В. Хлопкова
Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Городская клиническая больница № 67 им. Л.А. Ворохобова» Департамента здравоохранения города Москвы
Россия

Хлопкова Светлана Викторовна – акушер-гинеколог, врач высшей квалификационной категории, заведующая гинекологическим отделением

ул. Саляма Адиля, д. 2/44, Москва 123423



Рецензия

Для цитирования:


Блинов Д.В., Солопова А.Г., Санджиева Л.Н., Ачкасов Е.Е., Корабельников Д.И., Ампилогова Д.М., Хлопкова С.В. Совершенствование организации медицинской реабилитации в системе здравоохранения: анализ ситуации. ФАРМАКОЭКОНОМИКА. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. 2022;15(2):237-249. https://doi.org/10.17749/2070-4909/farmakoekonomika.2022.140

For citation:


Blinov D.V., Solopova A.G., Sandzhieva L.N., Achkasov E.E., Korabelnikov D.I., Ampilogova D.M., Khlopkova S.M. Strengthening medical rehabilitation services in health system: a situation analysis. FARMAKOEKONOMIKA. Modern Pharmacoeconomics and Pharmacoepidemiology. 2022;15(2):237-249. (In Russ.) https://doi.org/10.17749/2070-4909/farmakoekonomika.2022.140

Просмотров: 112


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


ISSN 2070-4909 (Print)
ISSN 2070-4933 (Online)